Чтобы привлечь инвестиции, срок окупаемости energy storage должен снизиться как минимум вдвое - Мишель Форже, коммерческий директор IKNET

share

Мы поговорили с Мишелем Форже, коммерческим директором IKNET, про украинский рынок аккумуляции энергии, как государство должно стимулировать его рост, и как его компания готовится к его старту.

  • В последние годы системы аккумулирования энергии привлекают к себе много внимания в мире. Реализуются и планируются масштабные проекты. Почему так? Откуда такой резкое появление интереса, если раньше мы его не видели?
  • Полагаю, что основных причин две: с одной стороны, масштабное развитие возобновляемой энергетики (более 2,5 тыс. ГВт установленной мощности в мире, по данным IRENA на конец 2019 года). В энергобалансе развитых стран все большую долю занимает солнечная и ветроэнергетика, отличающаяся нестабильной и плохо предсказуемой генерацией; отсюда штрафы, накладываемые на производителей за так называемые «небалансы», а также и потребность в устройствах, которые могут в любой момент сгладить разницу между выработкой электроэнергии в стране и спросом на нее – это называется «маневренные мощности». С другой стороны, быстрое развитие технологий накопления энергии (литий-ионные, водородные, кинетические и т.д.) за последние 10 лет позволило предлагать рынку гибкие продукты для решения упомянутой выше проблемы «небалансов». Кроме того, модернизация и реформирование рынков электроэнергии в разных странах за последние годы привело к тому, что накопительные системы превратились еще и в коммерческий инструмент: с их помощью можно не только предлагать энергосистеме маневренную мощность, но и играть на рынке электроэнергии «спот», «на день вперед», а также продавать вспомогательную услугу регулирования частоты в региональной энергосистеме. 

  • Укрэнерго в своем Отчете по оценке соответствия генерирующих мощностей рекомендует построить 2 ГВт систем накопления за следующие несколько лет. Как вы оцениваете реалистичность этого сценария?
  • Откровенно говоря, сегодня – слабо. Пока что в украинском законодательстве недостаточно подробно прописаны требования к накопительным системам, как участникам рынка; вплоть до того, что даже неясно, воспринимаются ли они объектами генерации или потребления… Новая модель рынка электроэнергии запущена сравнительно недавно, поэтому отсутствует наглядная ценовая статистика. Не до конца понятна роль ОСР (НЭК Укренерго) и ОСП (Облэнерго) на данном сегменте рынка. Наконец, для рынка вспомогательных услуг (регулирование частоты) отсутствует ценовое стимулирование более «продвинутых» систем накопления: более «тонкое» регулирование частоты (то, что называется первичным регулированием), доступное лишь с высокотехнологичными системами накопления, имеет такой же тариф, как и простое ручное регулирование, которое сегодня выполняется устаревшим оборудованием ТЭЦ и ГАЭС. 

  • Что нужно сделать государству, чтобы поддержать такие проекты?
  • В предыдущем вопросе я постарался перечислить основные препятствия на пути резкого развития систем накопления в Украине. Собственно, если государство эти препятствия устранит, то откроется новая полноценная рыночная ниша. Это, скорее всего, вопрос 1-2 лет, но готовиться надо уже сейчас. Если говорить с позиции инвесторов – сегодня окупаемость проектов storage около 15 лет; чтобы инвесторы начали заходить, срок окупаемости должен снизиться как минимум вдвое.

  • Агрохолдинг МХП уже объявил, что начинает работу над проектом своей системы накопления. Если у бизнеса уже есть интерес, и он уже сейчас готов вкладываться в такие проекты, возможно, государству нужно просто не мешать?
  • Действительно, МХП, да и другие участники рынка начинают готовиться к масштабному внедрению систем накопления в Украине. Однако пока что мы говорим о пилотных проектах, для которых еще надо рассчитать хотя бы технико-экономическое обоснование и продумать коммерческую стратегию. Если использовать дорогостоящие батареи только для того, чтобы накопить электроэнергию ночью по дешевому тарифу, а потом продать в утренний пик по дорогому тарифу, то окупаемость будет больше 30 лет. Поэтому, учитывая адаптивность особенно продвинутых технологий, интерес, по моему мнению, может заключаться в продумывании и просчете комбинированной коммерческой стратегии – например, одновременная игра на рынке на день вперед и на рынке вспомогательных услуг. Но опять же, для это должна быть усовершенствована нормативно-правовая база.

  • По нашему мнению, есть два основных направления использования промышленных систем накопления продукты мегаваттного класса для балансировки мощных объектов ВИЭ и игры на рынке вспомогательных услуг, и менее масштабные системы, которые могут использовать промышленные потребители для оптимизации своего потребления и экономии средств. Мы уже выяснили, что нужно для развития рынка крупных систем. А как вы думаете, какие должны быть стимулы для малых промышленных систем накопления?
  • Собственно говоря, для этого сегмента главный стимул уже есть: это постоянный рост тарифа промышленных потребителей и параллельное снижение зеленого тарифа. Если еще год назад мы могли рекомендовать любому небольшому промышленному потребителю установить крышную СЭС и продавать энергию по зеленому тарифу, при этом потребляя по тарифу потребления, и зарабатывать на разнице, то сейчас ситуация резко изменилась. Уже стало по-настоящему выгодно с экономической точки зрения переходить на автономное потребление – например, крышная СЭС плюс небольшая накопительная система. 

  • Проявляют ли мировые производители систем накопления интерес к украинскому рынку?
  • Учитывая все вышесказанное, интерес пока что не очень активный; рынок только-только начинают изучать. Но мы в ИКНЕТ уже начали готовиться и начали плотное общение с французской компанией САФТ – мировым лидером в производстве литий-ионных батарей мегаваттного класса со столетней историей.