Как неплатежи по зеленому тарифу влияют на проекты ВИЭ? Интервью с Аленой Скичко.

share

Координатор GetMarket Максим Бабаев взял интервью у Алены Скичко, партнёра в Baker Tilly Accounting Services. Обсуждали низкий уровень выплат по зеленому тарифу производителям чистой энергии в течении 2020 года, и как это влияет на текущую деятельность и перспективы проектов ВИЭ.

- Алена, здравствуйте! Поделитесь, пожалуйста, чем вы занимаетесь и как ваша деятельность связана с возобновляемой энергетикой.

- Уже почти 15 лет я занимаюсь тем, что вместе с коллегами Baker Tilly Accounting Services предоставляю бухгалтерские услуги и полную поддержку подразделений иностранных компаний, работающих в Украине. С возобновляемой энергетикой мы связаны так, что она стала ощутимой составляющей в нашем портфеле на протяжении последних двух лет. Эта отрасль активно развивается и учитывая то, что для Украины в целом она новая, большинство компаний, особенно компании с иностранными инвестициями, нуждались в профессиональной помощи для того, чтобы в условиях неопределенности не наделать ошибок и учесть все возможные риски.

- Рынок новый и до последнего времени развивался и расширялся очень быстро. Как вы видите, как изменился инвестиционный климат в Украине, учитывая аспекты вашей деятельности? Опишите, пожалуйста, в двух или трех тезисах, что было раньше и как стало сейчас.

- Собственно, хотелось бы сказать, что со временем интерес иностранных инвесторов к Украине менялся. То есть, раньше в Украине открывали чаще представительства для того, чтобы присутствовать, осуществлять «разведку» того, что в Украине происходит. Но эти проекты были скорее cost centers, чем проектами, которые нацелены на ведение активной коммерческой деятельности. Конечно, были исключения, например, IT индустрия. Да, у нас есть на FMCG рынке многие проекты, которые уже десятилетиями работают в Украине и создали определенные мощности. Но если мы рассмотрим общий фон и статистику, то все же большинство иностранных проектов не имели risk-аппетита, чтобы инвестировать в реальные активы в Украине и развивать структуры, которые бы генерировали для них доход. В течение последних трех-четырех лет произошли изменения, появилось больше частных инвесторов, которые пытались осуществлять небольшие проекты в Украине, появился интерес к инфраструктурным проектам, где нужна была экспертиза по реформированию или восстановлению определенных отраслей, то есть строительство и реконструкция определенных коммунальных сетей, и среди прочего, очень активный и мощный интерес к возобновляемым источникам энергии. Не секрет, что созданы, проголосованы парламентом и внедрены в действие достаточно привлекательные условия. Поэтому инвесторы, несмотря на то что Украина все еще остается страной с повышенным риском ведения деятельности, начали выбирать нас для реализации масштабных проектов с привлечением значительных средств. Благодаря этому последние два года возобновляемая энергетика была одним из самых частых запросов относительно новых компаний, новых клиентов и, собственно, она нуждалась в постоянной поддержке и изучению условий. Потому что, когда рынок только строится, то еще не выработаны подходы, в том числе налоговых органов, других регуляторов, но их надо выполнять правильно, поэтому у компаний была потребность в профессиональной помощи во избежание рисков в будущем.

- Большая часть украинских компаний, которые занимаются возобновляемой энергетикой, имеют кредитные обязательства перед украинскими банками или международными финансовыми учреждениями. Как можете оценить опасность для этих компаний и тип компаний, работающих на рынке генерации из ВИЭ, которые могут иметь серьезные проблемы в плане угрозы для своей деятельности?

- Мы в разных форматах сотрудничаем с проектами от сравнительно небольших до весьма значительных, и у каждого из них есть своя ситуация, свой собственный cash flow, возможности финансирования и рефинансирования своих активностей. Поэтому обобщить сложно, потому что каждая ситуация, каждый проект в чем-то отличный и имеет совершенно разный набор рисков и сложностей. Но в целом конечно, компании, когда они совершают подобные инвестиции, имеют бюджет, прогноз по cash flow, и если есть единственный источник финансирования деятельности, а именно это не те бизнесы где можно что-то диверсифицировать, здесь есть единственный покупатель, единственный источник денежных средств и если он не осуществляет свои обязательства, то соответственно в компании происходит разрыв в денежных потоках. Им нужно искать источники финансирования, потому что есть текущие расходы, связанные с содержанием станции, с содержанием юридического лица, с подачей отчетностей, с уплатой налогов, выплатой заработных плат, а также расходы, связанные с обслуживанием долга. Если средства, полученные от внешних источников финансирования, например, банка или финансового учреждения, компания, соответственно, обязана выплачивать проценты, обслуживать тело кредита по графику, если происходят определенные нарушения этого графика, то компания теряет как надежный заемщик, портит свою репутацию. Возможности рефинансирования подобных обязательств очень ограничены из-за того, что рынок сам по себе перегрет, риски повышены и если в целом для Украины, когда украинская компания из любой индустрии идет на открытый рынок привлекать кредитные средства, то они уже платят гораздо больше, чем компании из соседних стран. Но они должны конкурировать с этими компаниями, поэтому если у компании нет резервов, чтобы сделать рефинанс за свой счет из-за увеличения уставного капитала или внутрикорпоративного займа, то действительно ситуация довольно неприятная.

- Вопрос судов можно разделить на аспекты: суды к Гарантированному покупателю и арбитражные суды. Арбитражные суды — это долговременная процедура, которая может принести компенсацию упущенной прибыли, но и займет очень много ресурсов, поэтому об этом говорить еще рано, так как компании будут к этому приходить через некоторое время, в отличие от исков к «Гарантированному покупателю». Есть ли среди ваших клиентов, которые судятся и как вы вообще оцениваете эти иски с точки зрения результата?

- Я бы сказала не от имени наших клиентов, а от рынка в целом. Да, мы слышали о проектах, которые планируют судиться с Гарантированным покупателем. Мне кажется, что это будет более свойственно для меньших проектов, потому что чем больше концентрация финансовых ресурсов, тем больше будет, ориентация на арбитраж и на решение этих вопросов на более высоком уровне, возможно с привлечением дипломатических служб или коллективных исков. Я не специалист по юридическим вопросам, мы бухгалтеры, мы видим те запросы, которые нам посылает клиент для того, чтобы решить операционные вопросы, и в конце года мы видим цифры о том, что же клиент наработал. Мое наблюдение, что напряжение все же растет, и если не будет четкой картинки, не будет прозрачного плана погашения, который будет выполняться и компании не получат определенные гарантии, они не смогут планировать свою деятельность относительно того, как они будут выполнять обязательства, как заплатят сотрудникам, как оплатят услуги бухгалтерской компании, как оплатят налоги. Конечно, они будут осуществлять шаги в юридическом поле, но государство должно понимать, что в случае, если этот вопрос не решится локально, то могут возникнуть более существенные последствия арбитража. Пока несколько компаний действительно думает над тем, чтобы инициировать локальные судебные иски, чтобы ускорить процесс выплат.

- Насколько я понимаю, то за несвоевременную выплату по зеленому тарифу предусмотрена определенная пеня, поэтому есть еще этот аспект. Комментарий от меня, что если государство не в состоянии выполнять свои обязательства один раз, то позже ожидания от них должны оцениваться соответственно. Государству придется горячо опровергать эти ожидания и интенсивно доказывать, что она может выполнять эти обязательства снова. Но, как бы там ни было, за все всегда платит потребитель, и мы в том или ином виде все равно заплатим тем людям, которые принесли сюда деньги и не могут теперь ожидать их возвращения в одностороннем порядке. Мы называем это добровольным диалогом, но прекрасно понимаем, что многие компании, когда осуществлялось добровольное снижение тарифов, были поставлены в такие условия, когда они не могли их не принять, то есть они были вынуждены их принимать.

- Надо понимать, что есть определенный предел терпения, точка кипения, после которой ситуацию решить будет сложнее и опять же, если будет успешный прецедент судового разбирательства на рынке, то это может вызвать сетевую реакцию. Как, собственно, и в осуществлении самих проектов, когда мы только начинали работать с солнцем, все было непонятно, была очень крутая кривая обучения. Для первых проектов надо было выяснять все детали с полного нуля, убедиться в своих допущениях, гипотезах, ограничениях и это было дорого. Эффективность следующих проектов повышалась. Сейчас конкуренция, поэтому эффективность повышается в осуществлении этих проектов за счет того, что уже есть выработанные решения и определенная часть ресурсов, которая должна быть в начале затрачена, уже получает возврат этих инвестиций у всех подрядчиков, привлеченных в эти проекты.

- Какие на ваш взгляд, ключевые шаги государства должны сейчас произойти для того, чтобы компании, которые зашли в Украину или хотят зайти, чувствовали себя комфортнее, безопаснее и продолжали инвестировать?

- Во-первых, это большой стратегический вопрос. Для того, чтобы свою деловую репутацию в любой сфере поддерживать на должном уровне, иногда даже за счет собственных убытков, надо держать свое слово, в любой сфере. Поэтому стратегически, даже если были допущены ошибки, надо из этих ошибок сделать выводы и извлечь уроки на будущее, улучшить взаимодействие государственных органов, контроль общества, другие какие-то аспекты, но слово надо держать. Это стратегический шаг, потому что в Украине хватает неопределенности, хватает стереотипов об Украине, которые мешают иностранным инвесторам заходить сюда и создавать ситуации win-win. Надо создавать такие условия, потому что иностранный инвестор, особенно из более развитых стран, он же не просто деньги заводит, это разумные деньги, которые уже прошли испытание временем, поколениями и научены на своих ошибках. То есть Украина имеет стереотип на рынке и когда компании приходят и непосредственно начинают здесь вести бизнес, они понимают, что все эти стереотипы в определенной степени не работают. Много экспатов остаются в Украине, создают небольшие компании, которые ведут активный прибыльный бизнес. Это собственный опыт и на нем надо акцентировать внимание. Не все так плохо в Украине и когда человек сюда приезжает, то выясняется, что здесь ведение бизнеса, хотя и в определенной степени затруднено, но не до тех показателей, а где-то возможно работает и лучше. Поэтому не надо разрушать положительные щёлочки для развития и все-таки держать свое слово. Надо довести все эти решения в более конкретном формате, возможно графики погашения или прогноз, по которому они движутся к 95% выполнения. Что касается «Гарантированного покупателя» - отчет о том, как это происходит. Нужно создать предпосылки для task-менеджеров, работающих в Украине, которые отвечают за эти проекты, чтобы они могли предоставить адекватный прогноз и информацию, ключевые 4-5 цифр своему руководству. Мне кажется, что такие отчеты носят определенный режимный характер, например, квартал, год. Также, не помешает создать предпосылки и узнать у бизнеса, какие параметры им нужно отслеживать и отчитываться по этим параметрам.