«Контракты на разницу» для ВИЭ проектов в Украине. Интервью с Максимом Сысоевым

share

Координатор платформы GetMarket Максим Бабаев взял интервью у Максима Сысоева, партнера компании Dentons. Обсуждали контракты на разницу и будущие механизмы поддержки производителей из ВИЭ в Украине.

- В нашем информационном, энергетическом настоящем очень часто звучит фраза «контракты на разницу». Объясни что это, почему это важный вопрос, и о какой разнице идет речь?

- Действительно, в последнее время мы все больше слышим такое выражение, как «контракты на разницу». Еще год назад начались разговоры, что необходимо, чтобы производители электроэнергии из возобновляемых источников напрямую продавали электроэнергию на рынке. В Европе существует такой термин как «контракты на разницу», и на самом деле предлагаю разобраться, какие есть формы поддержки ВИЭ. Тогда будет более понятно, куда в эту мозаику вписываются «контракты на разницу». Итак, первая форма поддержки, одна из лучших, это feed-in тариф или «зеленый» тариф. Это фиксированный тариф, где производители из ВИЭ получают фиксированную оплату за сгенерированную электрическую энергию. Эта форма поддержки была самой распространенной до недавнего времени. После этого в европейских странах начались реформы и они посмотрели, что она не является оптимальной. Поэтому многие страны перешли к новой форме поддержки - Feed-in Premium. Это так называемая «зеленая» премия за то, что производители электрической энергии из ВИЭ производят эту электрическую энергию, продают напрямую потребителям, трейдерам или любым другим участникам рынка, и сверх этого получают надбавку. То есть здесь тариф уже не является фиксированным. Сумма, которую получает производитель может варьироваться. Здесь начинаются интересные моменты того, как рассчитывается база для варьирования и как устанавливается премия.

Сейчас существует несколько подходов для ее установки. Например, когда все производители продают электрическую энергию участникам рынка и им устанавливается фиксированная премия, так называемая monthly sliding premium, которая устанавливается каждый месяц равномерно для всех производителей из ВИЭ. И рассчитывается база для начисления этой премии. Например, в Германии она рассчитывается под каждый источник, то есть солнце или ветер отдельно. Они анализируют цены на бирже, на определенных индексах и рассчитывают для каждой технологии базовую цену. Затем на эту базовую цену начисляется премия. В Европе сейчас премия определяется на основании аукционов.

В Польше немножко другая ситуация, там нет конкретных технологий. Берется взвешенная средняя цена на рынке, по которой продается электрическая энергия в целом. На эту базу начисляется определенная премия, которая определяется по результатам аукциона.

Контракты на разницу - это фактически один из видов фиксированной премии, когда есть база и есть уровень, который должна достичь фиксированная премия. Если оптовая цена ниже уровня, благодаря фиксированной премии мы должны достичь этого уровня. Тогда премию платит тот игрок рынка, на кого возложены эти обязанности, например, оператор системы передачи как в Европе или в Украине это может быть Гарантированный покупатель. Если же оптовая цена превышает тот уровень поддержки, который должен получить производитель, вот тогда производитель, например как в Польше, должен или заплатить разницу, чтобы не было «сверхподдержки». А контракты на разницу - это и есть эта разница в плюс или минус. Конечно, если производитель должен платить, то зачем такая поддержка нужна, этот производитель должен выходить на рынок и продавать по рыночным условиям. Но как правило именно производителю доплачивают эту разницу.

- То есть, насколько я понимаю, о «контрактах на разницу» заговорили частично в том смысле, что есть большая проблема с Гарантированным покупателем и дефицитом и вся поддержка ВИЭ сейчас идет через ГарПок. И я так понимаю, что если у нас есть прямые транзакции между другими участниками рынка, кроме ГарПока, а он только покрывает определенную разницу, то это частично снимет нагрузку с него и сможет выровнять его баланс.

- Действительно, я соглашусь с тем, что это может помочь прежде всего производителям, поскольку у них уже какая-то гарантированная часть платежей будет получена, если они продают на рынке в сутки наперед или по двусторонним договорам. Если мы смотрим на ликвидность Гарантированного покупателя, действительно меньший объем платежей будет проходить через него. То есть он лишается большой головной боли в виде купить всю электроэнергию, потом продать где-то, выйти на аукционы с двусторонними договорами или на рынке на сутки наперед, или выпасть в балансирующий рынок. Конечно, это оптимизирует процесс, поскольку это не головная боль ГарПока, а производителя, где ему лучше продать. И производитель будет знать, где ему лучше продать, потому что он будет заинтересован. Все от этого выиграют. Это первый аспект, а второй - меньше суммы платежей будут поступать от ГарПока к производителю, поскольку какие-то игроки будут меньше претендовать на определенные суммы поддержки. И самый важный положительный аспект всей этой системы для государства является то, что для ее реализации производители должны выйти с балансирующей группы Гарантированного покупателя и отвечать за свои небалансы напрямую. Поскольку тогда производители заинтересованы в правильном прогнозе, правильном представлении соответствующих заявок, и тому подобное. Они заинтересованы создавать собственные балансирующие группы, присоединяться к другим балансирующим группам. То есть, происходит полная интеграция производителей из ВИЭ в систему производства электроэнергии. Как это сейчас происходит в Европе. Вот эти преимущества предоставляет этот механизм.

- Судя по заявлениям и публикациям на информационных ресурсах, мне кажется, что Минэнерго уже работает над проектам законодательных актов, которые позволят производителям из ВИЭ выходить из балансирующей группы ГарПока и работать свободно на рынке. Есть ли у тебя какие-то детали, ибо ты часто вовлечен в этот процесс?

- Да, конечно. Сейчас частные и государственные стейкхолдеры занимаются этим вопросом. Я видел как минимум три потенциальных законопроекта от частных стейкхолдеров. Минэнерго еще не определились с окончательной концепцией и сейчас объясню, там есть проблемы. В пятницу как раз была онлайн встреча с представителями DENA, немецкой организацией, которая помогает Украине в энергетических вопросах и делится своим опытом. Представитель Минэнерго подтвердил, что они работают над законопроектом и через некоторое время будут согласовывать концепт с центральными органами исполнительной власти, регулятором и тому подобное. Затем будут общественные обсуждения законопроекта. Ожидания от Минэнерго, что к концу года мы увидим финальную версию законопроекта, который пойдет в Раду. К сожалению, все идет не так быстро. Почему?

Во-первых, до сих пор не определились с тем, кто именно будет платить эту разницу. Сейчас есть единственный off-taker, это Гарантированный покупатель, и логично было бы, чтобы он продолжал эту миссию поддержки. Но есть и другой подход. Почему мы должны создавать и использовать отдельное юридическое лицо, если эту функцию может выполнять ОСП? Объясню, как сейчас происходит финансирование «зеленого» тарифа. Большую часть платежей собирает от потребителей ОСП и передает ГарПоку, то есть это определенные процедуры, потом утверждение Регулятором всех этих сумм. Поэтому, чтобы упростить ситуацию, пусть напрямую платит ОСП. И похожая дискуссия шла вокруг компенсации за недовыработку, и кто ее будет платить по указаниям ОСП. В конце концов пришли к тому, что логичнее будет, если это будет делать ОСП, потому что ему проще. Во-первых, короче цепочка, а во-вторых, у него есть вся информация с рынка и он может ее верифицировать.

Второй нюанс, который еще не определился. Хорошо, мы переходим к этой Feed-in Premium надбавке, но какая база должна быть? Почему это не такой простой вопрос? Потому что мы берем средневзвешенную цену на рынке на сутки вперед, вроде неплохо. А если взять внутрисуточный рынок, то там немножко другие цены могут быть. В Европе проще ситуация, там развиты биржи. Биржи более или менее объективные, у нас могут быть определенные искажения на этих рынках, и мы знаем, из-за каких игроков они могут быть. Второй вопрос, мы будем, например, брать цену средневзвешенную под каждую технологию или общую средневзвешенную? Как по мне, более справедливо, все же, под каждую технологию, поскольку искривление меньше. Если брать общую средневзвешенную, то где-то может быть перекос, который сейчас происходит в Польше, потому что солнце получает большую поддержку чем ветер. При генерации электроэнергии из солнца, пик происходит как раз в пиковые часы потребления, цена на электроэнергию там самая большая и поэтому они получают наибольшую сумму возмещения. Если ветер, то он и ночью производит, а цена там ниже. Если берется средневзвешенная по всем технологиям, то финально они получают меньше. Поэтому это также вопрос к Минэнерго, как они будут делать. Я не знаю, в Украине возможно это будет слишком сложно - анализировать в начале по технологиям. Скорее всего, будут брать просто средневзвешенную цену на рынке на сутки вперед или внутрисуточном рынке, или двух рынков, и на эту сумму начислять надбавку.

- Можно говорить, что, по сути, контракты на разницу — это такой вид виртуальных корпоративных PPA. Потому что у нас производитель может выходить из балансирующей группы ГарПока, заключать долгосрочные контракты с потребителем по определенной цене, но все равно получать надбавку от государства.

- Фактически, да. Это в случае, если будет продажа электроэнергии по двустороннему договору. И опять же здесь очень интересно для производителя, когда он планирует строительство станции, а затем производство энергии, у него есть много опций и он уже анализирует, что ему выгоднее. И мы как раз благодаря этому механизму более эффективно используем ресурсы.

- У каждого типа ВИЭ есть свои особенности генерации, финансовые показатели работы проектов, операционные расходы. Можно сказать сейчас, для каких технологий этот механизм может быть более выгодным в общем?

- Все зависит от того, какая будет система поддержки. На примере Польши через определенный подход выгоднее солнцу. Если в Украине будет похожий на Польшу подход, то, наверное, солнцу будет выгоднее. Поскольку пик производства солнца приходится на пик цен на рынке на сутки вперед или внутрисуточном рынке.

- Как ты видишь перспективу с точки зрения биоэнергетики? Ведь именно для них мы сейчас ищем новые механизмы.

- Для биоэнергетики такая же ситуация, как и для ветра, поскольку у биоэнергетики равный выработок. И если у нас не будет база рассчитываться для каждой технологии, то тогда они будут получать меньше, чем получали по «зеленому» тарифу. Но на примере Германии, эта премия устанавливается ежемесячно. «Зеленый» тариф пересчитывается у нас каждый квартал. Эта премия тоже скорее всего будет пересчитываться с определенной частотой. Вопрос в том, будет ли она фиксированная и будет идти к цене на рынке, и производитель будет где-то в плюсе, а где-то в минусе. Если цены на рынке поползут вверх, то конечно производитель будет в плюсе и наоборот. Есть другой подход, это динамическая премия, она рассчитывается почасово. И эта система будто нивелирует колебания через флуктуацию рыночных цен. Но ты представляешь какой софт должен быть, сколько людей вовлечено? В Украине ОСП работает хорошо, но даже по моим клиентам бывают задержки из-за COVID-19. Поэтому они просто административно этого не смогут сделать. Скорее всего, первое время будет упрощенное решение, я думаю для всех одинакова надбавка примерно на месяц, потом будут смотреть и перечислять на следующий месяц. Поэтому есть вариант, что у нас будет как в Польше, что солнце будет более в плюсе чем другие.

- В любом случае, важно давать выбор, важно создавать различные механизмы и возможности для различных типов проектов. Пусть они сами выбирают, как они хотят играть на этом рынке, потому что тогда не будут возникать такие кризисные ситуации, как сейчас. Чем больше разнообразия, тем более безопасная система. Поэтому нам надо идти вперед, с чего начинать. Возможно, какие-то проекты будут в минусе, а какие-то в чрезмерном плюсе, но если ничего не делать, не пробовать, то ничего в итоге и не будет.

- Одна дополнительная ремарка. Прежде всего, этот переход должен быть добровольный. Нельзя просто обязать всех перейти на эту систему. Государство должно продумать такой механизм, чтобы игрокам было интересно. Для новых проектов, для аукционов, для проектов, которые в будущем будут введены в эксплуатацию, действительно можно изменить правила игры. Но для тех инвесторов, которые вложились, не хочется повторить негативный опыт ретроспективных снижений тарифов.