На пути к углеродно-нейтральной Европе - интервью с Европейским комиссаром по энергетике Кадри Симсон

share

Перевод интервью Еврокомиссарки по вопросам энергетики Кадри Симсон изданию CEENERGYNEWS. Разговор о том, какие результаты ожидаются от всех европейских энергетических стратегий, представленных за последние месяцы, и какую роль играют альтернативные виды топлива и возобновляемые источники энергии для увеличения диверсификации энергоносителей стран, одновременно уменьшая их энергетическую зависимость.

Несмотря на вспышку пандемии коронавируса в марте прошлого года, усилия Европейской комиссии по достижению своих амбициозных климатических целей, обозначенных в Европейском зеленом курсе, продолжались полным ходом.

Действительно, один из аспектов, выявленных пандемией, заключается в том, что после того, как кризис закончится, изменение климата все еще будет существовать, и действия, которые мы предпринимаем сейчас, могут иметь последствия на долгие годы. Совсем недавно Европейская комиссия представила Стратегию оффшорных возобновляемых источников энергии, поскольку они относятся к числу технологий с наибольшим потенциалом для расширения, учитывая большое количество и разнообразие морских бассейнов в Европейском союзе, и постоянно снижающуюся стоимость новых установок. 

В октябре Комиссия также представила еще две стратегии: одну по сокращению выбросов метана, а вторую - по повышению энергоэффективности зданий. До этого ЕС также объявил долгожданную водородную стратегию о том, как превратить этот потенциал в реальность с помощью инвестиций, регулирования, создания рынков, исследований и инноваций.

Начиная со стратегии ЕС по сокращению выбросов метана и Стратегии реновации, г-жа Симсон подчеркивает, что обе инициативы являются краеугольными камнями на пути к обеспечению углеродной нейтральности Европы к 2050 году.

«Метановая стратегия описывает инициативы по сокращению выбросов метана в энергетике, в сельском хозяйстве и в секторе отходов, на которые приходится примерно 95% выбросов метана, связанных с деятельностью человека», - говорит она. «После CO2, метан является вторым по величине источником парниковых газов в изменении климата и следовательно, является приоритетом для достижения целей ЕС в области климата и чистого воздуха».

Комиссарка Симсон подчеркивает, что метан особенно важен для достижения целей на 2030 и 2050 годы, поскольку это кратковременный загрязнитель климата (SLCP) со сроком службы примерно одно десятилетие, что намного меньше, чем у CO2.

Это значит, если мы примем меры сейчас, это существенно повлияет на температурные показатели до 2050 года” - продолжает она. “В энергетическом секторе стратегия принимает меры для усовершенствования измерения и отчетности о выбросах метана, выявление и устранение утечек, а также сотрудничества с международными партнерами для координации глобальных действий”.

Прогнозируется, что выбросы метана в ЕС сократятся на 29 процентов к 2030 году по сравнению с уровнем 2005 года, и Европейская Комиссия надеется, что инициативы в рамках метановой стратегии помогут увеличить этот показатель как минимум до 35-37 процентов в соответствии с сокращениями необходимыми для достижения климатических целей ЕС.

"Однако, большинство выбросов, связанных с топливом, которое потребляется в ЕС, выбрасывается за пределы его границ, например, через источники "суперзагрязнителей", которые мы можем наблюдать через наши спутники", - отмечает госпожа Симсон. "Наши международные действия также будут направлены ​​на поддержку сокращения выбросов за пределами наших границ".

С другой стороны, она отмечает, что Стратегия “Волна реновации” является ответом на неэффективность использования энергии и недостаточную подготовку зданий к текущим и будущим изменениям климата. На здания приходится 40% общего потребления энергии в ЕС и 36% выбросов парниковых газов от энергетики. С помощью этой стратегии Европейская комиссия стремится к 2030 году как минимум удвоить темпы ремонта жилых и нежилых зданий.

«Это означает реконструкцию около 35 миллионов зданий, - упоминает г-жа Симсон. «Ремонт - это возможность улучшить положение 34 миллионов европейцев, которые не могут позволить себе поддерживать в своем доме тепло или прохладу. Энергоэффективные дома сократят счета за электроэнергию, улучшат здоровье и условия жизни и помогут климату».

В июле Комиссия также приняла долгожданные стратегии интеграции энергетической системы и водорода, чтобы преобразовать энергетическую систему Европы и достичь углеродной нейтральности к 2050 году. В частности, водород можно использовать в качестве сырья, топлива или энергоносителя. Он имеет множество возможных применений в промышленности, транспорте, энергетике и строительстве. Самое главное, что он не выделяет CO2 и почти не загрязняет воздух при использовании.

«Стратегия по водороду, опубликованная Европейской комиссией, определяет три фазы развития экономики чистого водорода в различных отраслях промышленности», - поясняет комиссарка Симсон. «На первом этапе, с 2020 по 2024 год, мы планируем декарбонизацию производства водорода. Установка по крайней мере 6 ГВт электролизеров возобновляемого водорода в ЕС к 2024 году и производство до одного миллиона тонн возобновляемого водорода, являются основными элементами в достижении этой цели».

Кроме того, г-жа Симсон объясняет, что на втором этапе, с 2024 по 2030 год, водород должен стать неотъемлемой частью нашей энергетической системы. Цель - установить 40 ГВт электролизеров к 2030 году и увеличить производство возобновляемого водорода до десяти миллионов тонн. Наконец, между 2030 и 2050 годами ожидается, что технологии возобновляемого водорода станут достаточно зрелыми, чтобы стать частью крупномасштабной декарбонизации нескольких секторов нашей экономики.

«В большинстве национальных планов в области энергетики и климата, признается роль водорода в энергетическом переходе», - подчеркивает она. «В половине планов упоминаются конкретные цели, связанные с водородом, для отечественного производства возобновляемого или низкоуглеродного водорода для использования в промышленности и секторах транспорта, которые трудно электрифицировать. Примером этого являются планы Греции и Португалии по созданию водородной инфраструктуры на бывших участках добычи бурого угля».

Тем не менее, водород еще не является полностью экологически чистым и по-прежнему является дорогостоящим, так что необходимы другие решения, более доступны по цене, и которые могут также использоваться в тяжелой промышленности, (например, тяжелый транспорт или морской транспорт).

«Как представлено в водородной стратегии, мы собираемся сосредоточиться на расширении использования возобновляемого водорода, снижении затрат и создании хорошо функционирующего рынка водорода», - говорит г-жа Симсон. «Для некоторых целей и секторов не так много альтернатив. Тем не менее, нам необходимо рассмотреть все варианты, которые могут помочь нам достичь нулевого уровня выбросов. Биотопливо - форма возобновляемой энергии, получаемой из таких источников, как древесина, лесные остатки, органические отходы и сельскохозяйственные культуры - может быть доступным вариантом в качестве альтернативы водороду и традиционным ископаемым видам топлива».

Когда дело доходит до диверсификации энергии, энергетический рынок в ЕС в настоящее время более конкурентоспособен благодаря множеству источников и маршрутов, реализованных за последнее десятилетие. Тем не менее, многие страны по-прежнему зависят от импорта, и увеличение доли возобновляемых источников энергии может помочь им полагаться на энергию, производимую на местном уровне.

«Для достижения амбициозных климатических целей наше энергоснабжение должно все больше основываться на возобновляемых источниках энергии, примерно 40 процентов к 2030 году», - соглашается г-жа Симсон. «К счастью, в последние годы снижение производственных затрат на возобновляемые источники энергии было впечатляющим. Уже сегодня солнечная энергия и наземный ветер являются самыми дешевыми источниками электроэнергии в некоторых частях Европы, за которыми следует офшорный ветер».

Чтобы придать импульс последнему, Комиссия только что приняла Стратегию оффшорных возобновляемых источников энергии.

«Нам необходимо создать рыночную и инвестиционную основу для электроэнергии, газа, тепла и топлива, которая будет способствовать освоению возобновляемых источников», - продолжает комиссар. «В электроэнергетике мы можем опираться на недавно принятую новую структуру рынка, которая сделает его более гибким и скоординированным. Более крупные и лучше интегрированные рынки предоставляют инвесторам большие возможности и стабильность цен».

В то же время она подчеркивает, что для сопровождения роста возобновляемых источников энергии нам потребуется больше межсетевых соединений, накопителей энергии и “умные” сети.

«Мы также должны более комплексно взглянуть на нашу инфраструктуру по секторам», - добавляет г-жа Симсон. «С этой целью мы дорабатываем наше предложение по пересмотру положения о трансъевропейских сетях».

В качестве следующего шага Комиссия подчеркивает, что мы должны повторить успех декарбонизации рынков электроэнергии также и на рынках газа. Биогаз, новые типы низкоуглеродистых газов и возобновляемый водород открывают многообещающие возможности. Возобновляемый водород, в частности, ставит галочки во всех нужных клетках.

«После 2030 года водородные технологии должны достичь зрелости и получить широкое распространение в ЕС», - заключает она. «Необходимым предварительным условием для этого является наличие энергетической инфраструктуры для связи спроса и предложения. В будущем водород можно будет транспортировать по трубопроводам, новым или модернизированным, но, возможно, также грузовиками или судами через терминалы СПГ».

В конце концов, мы все боремся с изменением климата и трансформируем нашу энергетическую систему в соответствии с Парижским соглашением и Зеленым соглашением. Г-жа Симсон напоминает, что Комиссия, конечно, оказывает поддержку государств-членов ЕС в их усилиях по достижению более чистой и устойчивой структуры энергетики.